Как попасть в больницу с аппендицитом

Все новости

Родители парня, готовившегося к свадьбе, уверены, что врачи допустили ошибку

Игорь Семейкин поехал в больницу на стандартную операцию, но из неё уже не вернулся

В магнитогорской горбольнице № 3 после обычной операции по удалению аппендикса умер 21-летний Игорь Семейкин. Родители парня уверены, что во время операции врачи допустили ошибку, и обратились в прокуратуру. Подробности и комментарии сторон — в материале 74.RU.

Операцию провели 14 января. Когда родители приехали в больницу, Игорь был в реанимации.

— В больнице нам сказали, что ему сделали спинальную анестезию, аппендикс оперировали. А потом у него лёгкие отказали, перестал дышать. Потом произошла остановка сердца, они его заводили семь минут, а потом подключили к аппаратам, потому что органы уже не работали, — в слезах говорит женщина.

Когда родители приехали в больницу во второй раз, ближе к вечеру, состояние их сына ухудшилось ещё сильнее.

— Врачи сказали, что организм не борется, пошёл отёк мозга. Мы домой в седьмом часу из больницы вернулись, а в 19 часов он уже умер, — говорит Наталья.

Родные не могут смириться с потерей сына

Фото: предоставлено родными Игоря Семейкина

На следующее утро родители парня приехали в больницу, чтобы поговорить с главврачом, но встреча не состоялась.

— Нам больше так ничего и не сказали. Главного врача мы прождали полтора часа, но он не появился. Прислал старшую сестру, которая отдала нам вещи сына. Взяла наш телефон, сказала, что свяжется с нами, потому что надо вместе съездить в Следственный комитет, чтобы взять разрешение на вскрытие. А в два часа нам позвонили и сказали, что тело уже вскрыто, можно приезжать и забирать. Получается, они сами всё по-быстрому как-то решили, — рассуждает женщина. — А когда муж забирал заключение из морга, патологоанатом сказал, что во время операции надо было его перевести на общий наркоз, надеть маску, а они, видать, или замешкались, или время упустили, я не знаю почему.

Читайте также:  Суп при запоре у ребенка

По словам Натальи, сын был здоров и буквально перед смертью прошёл медкомиссию в военкомате.

Родители намерены добиться правды и понять, что же не так пошло в операционной. Они обратились в прокуратуру.

— Мы написали заявление, его приняли, но сказали, что будут ждать, пока не придёт результат гистологии из Челябинска. Когда ответ придёт через месяц, будут дальше двигаться — либо дело возбуждать, либо откажут, — говорит Наталья. — В страховую мы тоже обратились, запросили документы, но нам ответили, что могут предоставить их только по запросу Следственного комитета, а комитет тоже ждёт результат гистологии.

Сейчас Минздрав выясняет обстоятельства трагедии, которая произошла в ГБ № 3 Магнитогорска

В пресс-службе Минздрава Челябинской области сообщили, что в больнице, где скончался Игорь Семейкин, сейчас проводят внутреннюю проверку.

— Идут следствие и наша проверка, до выяснения всех обстоятельств случившегося мы не можем прокомментировать, что там произошло, — сообщили в ведомстве.

В прокуратуре Правобережного района Магнитогорска уточнили, что передали материалы в СК для проведения доследственной проверки.

Обновлено в 17:16

В управлении СК Челябинской области подтвердили проведение проверки обстоятельств смерти Игоря Семейкина.

— В ходе проверки устанавливаются обстоятельства произошедшего, в том числе проводится судебно-медицинское исследование по установлению причины смерти. Будут проведены необходимые экспертизы по соответствию предъявляемым нормативным требованиям и стандартам предоставляемых лечебным учреждением медицинских услуг. По результатам проверки будет принято процессуальное решение, — сообщил старший помощник руководителя регионального управления СК Владимир Шишков.

В апреле 2018 года во время такой же операции скончалась 17-летняя челябинка. Девушку доставили в горбольницу № 6 с подозрением на аппендицит, но во время хирургической манипуляции, во время которой в брюшную полость через прокол вводят камеру для оценки состояния внутренних органов, врач случайно задела два крупных сосуда, из-за чего у пациентки началось внутреннее кровотечение. Специалисту грозило до трёх лет лишения свободы. В феврале прошлого года суд поставил точку в этом деле, и доктору назначили штраф.

Читайте также:  Масло кокосовое при геморрое

Пришла в нашу больницу к терапевту. Она дала направление к хирургу на Клочко (девочкам с Днепра). Приехала я к нему (на трёх маршрутках ). Самого хирурга не было на месте, была медсестра. Выписала мне листики на анализ крови и мочи. Там всё в норме, моча разве что была не много с отклонениями. Отправили к урологу. Уролог посмотрел, поспрашивал и отправил к гинекологу. Гинеколог посмотрел и по женски у меня всё отлично. Возвращаюсь к начатому — хирург. Пришел он все таки на работу. Посмотрел меня, пощупал и ничего не понял. Сказал что он не может сказать что это аппендицит и не может так же сказать что это не он. Написал направление в шестую больницу в хирургию… нужно полежать что бы за мной понаблюдали. Спросил работаю ли я, ответила что в декрете. И он как то передумал меня отправлять сразу туда, сказал поехать домой, понаблюдать за собой. Если будет хуже, начнётся диарея, рвота, температура то вызывать скорую. Вообще сказал что за три дня, если бы это был аппендицит, то он бы сгнил и я бы не доехала на маршрутках к нему. В итоге приехала я домой, легла поспала с сыном, немного поела… и вроде не ощущаю уже тех ноющих болей в правом боку.

Чего я поехала вообще? Потому что вчера началась диарея и на вечер поднялась температура 37,1. Не долго подержалась и пришла в норму. Ну и ноющие боли не уходили. Я решила поехать.

Но точного ответа так и не получила. Теперь не знаю… искать другого врача для более точной картины?

Дарья Серенко поделилась историей своего попадания в бесплатную клинику с подозрением на аппендицит. Девушка на личном примере узнала, как обстоят дела в отечественной медицине.

Читайте также:  Что при поносе можно есть беременным

— Оказавшись в российской государственной клинике с аппендицитом, я вспомнила, каково это — существовать так, что все плюют на твои границы, существовать так, что твое тело обязано быть благодарно за какую-никакую помощь, и сносить все издевательства и прочие репрессивные практики.

Когда я встаю с кресла, я не могу наклониться, чтобы обуться (боль же). Она презрительно спрашивает, уйду я отсюда уже или нет.

Я жду хирурга, лежа в холодном коридоре сорок минут. Мы ищем воду для меня. Нигде нет ни одного кулера. Наконец, проснулся хирург. Я захожу. Он начинает на меня орать с порога. Я торможу. Он грубо трогает мой живот и просит, чтобы я заткнулась в ответ на мои слезы. Я прошу быть вежливее со мной.

Через десять минут приносят каталку, просят меня раздеться и везут в операционную. В операционной не рассчитали со временем, поэтому меня, прикрытую только одной простынкой, оставляют в коридоре на час.

Перед операцией никто мне ничего не говорит, поэтому я всех мучаю вопросами.

После операции меня привозят в палату. Но мест нет, поэтому от первого в жизни наркоза я отхожу на жесткой кушетке. Дальше медсестры и санитарки пропадают, мне никто ничего не говорит, я очень хочу в туалет и час не могу выпросить себе утку, потому что никого нет. Обезболивающее мне вкалывают только после того, как я разрыдалась, когда меня болезненно перенесли с койки на кровать.

Читайте также:
Adblock
detector