Роль микрофлоры кишечника в развитии хронической болезни почек берилко

Для избавления от паразитов наши читатели успешно используют Intoxic. Видя, такую популярность этого средства мы решили предложить его и вашему вниманию.
Подробнее здесь…

Появление цистита после секса должно привести пострадавшего к доктору. Самостоятельно лечить недуг запрещено, это чревато осложнениями, переходом патологии в хроническую форму. Предупредить повторное возникновение недуга помогут профилактические рекомендации.

  • Причины появления патологии
  • Обострение хронического цистита
  • Симптомы проблемы
  • Диагностика
  • Лечение цистита после интимной близости
  • Медикаментозная терапия
  • Народные средства
  • Возможные осложнения
  • Профилактические рекомендации

Цистит представляет собой недуг, который характеризуется воспалительным процессом в мочевом пузыре на фоне активной жизнедеятельности патогенных микроорганизмов.

Появление недуга после интимной близости формируется на фоне неблагоприятных факторов:

  • физиологическое строение женских мочеполовых органов. У некоторых представительниц прекрасного пола, мочеиспускательный канал близко расположен к влагалищу. Патогенные микроорганизмы без труда пробираются в мочевыводящие пути, провоцируя воспалительный процесс в мочевыводящих органах;
  • несоблюдение правил личной гигиены. Это относится не только к самой женщине, но и к её партнёру. Отсутствие душа перед сексом облегчает путь микробов с половых органов, рук в мочевыводящие пути. Отсутствие гигиены чревато негативными последствиями для обоих партнёров;
  • недуги, передающиеся половым путём. Именно эти инфекции часто становятся причиной появления дискомфорта после половой близости. К этой категории можно отнести частую смену половых партнёров, отсутствие контрацептивов во время полового акта;
  • грубый секс, отсутствие естественной смазки. В обоих случаях влагалище, эпидермис покрывается микроповреждениями, которые становятся путями проникновения разнообразных бактерий.


Узнайте о симптомах гидронефроза правой почки и о вариантах терапии патологии.

О первых признаках и симптомах надпочечниковой недостаточности у женщин прочтите по этому адресу.

В отдельную категорию медики выделяют занятия анальным сексом. Несоблюдение правил гигиены, переход от анальной близости к вагинальной часто становится причиной начала течения цистита. Предупредить патологический процесс можно придерживаясь особых правил:

  • при переходе от анального секса к сношению вагинального плана, в обязательном порядке, смените презерватив, преградив переходу бактерий из кишечника во влагалище, затем мочевой пузырь;
  • используйте специальные гель-смазки, включающие различные антисептические вещества;
  • подтирайтесь после дефекации от лобка к копчику. Несоблюдение этого правила грозит переходом бактерий из кишечника во влагалище даже при отсутствии анального секса.

Медики выделяют эту причину из множества других, потому что многие пациенты халатно относятся к своему здоровью, не долечивают цистит или после выздоровления не соблюдают профилактические рекомендации. Половой акт в такой ситуации выступает катализатором, провоцируя повторное возникновение патологии.

Будьте внимательны, соблюдайте правила личной гигиены, используйте презервативы, если у вас аномальное строение уретры (бактерии снова и снова проникают из влагалища в мочевой пузырь). Немаловажную роль уделяйте профилактическим мерам при появлении цистита более двух раз.

Патологический процесс часто проявляется специфическими симптомами:

  • жжение, зуд во время и после мочеиспускания. Самый характерный признак заболевания, присущ обоим полам. Такой признак зачастую указывает на инфекционную природу недуга. При поражении мочевого пузыря, микробы активно размножаются, продукты жизнедеятельности раздражают мочевыводящие пути, приводя к неприятным ощущениям различной тяжести;
  • боль в области мочевого пузыря. Ощущения могут быть разной степени выраженности, около 10% всех случаев цистита протекает безболезненно. Боль может распространяться в область поясницы, ноги;
  • отсутствие лечения приводит к общей интоксикации организма (мочевыводящие пути не справляются с основной задачей, токсины накапливаются в крови пациента). На фоне такой ситуации, больной жалуется на повышение температуры тела, озноб, повышенную утомляемость, апатию, отсутствие аппетита. При ослабленном иммунитете такие признаки цистита не проявляются;
  • кровь в моче (гематурия). Зачастую моча при воспалении мочевого пузыря меняет свой окрас (становится бледной или приобретает кирпичный оттенок). Кровь в выделяемой жидкости свидетельствует о вирусной этиологии заболевания. Наличие этого признака указывает на острое или осложнённое течение патологии, что требует немедленной медицинской помощи.

Быстро вылечить заболевание можно, только выявив первопричину возникновения неприятных ощущений. Перед диагностическими манипуляциями не принимайте никакие медикаменты (обезболивающие, успокаивающие и другие), это может повлиять на результаты, смазать клиническую картину.

При подозрении на цистит после интимной близости, пациенту назначают стандартный перечень исследований:

  • общий анализ крови, мочи;
  • проводят посев выделяемой жидкости на питательные среды;
  • в обязательном порядке больному показано УЗИ мочевого пузыря, по необходимости исследуют другие близлежащие органы;
  • для пациентов женского пола – взятие мазка из влагалища.

Конкретный перечень диагностических мер указывает доктор, исходя из клинической картины, анамнеза пациента. В случае обострения хронического цистита у женщин, больному могут порекомендовать рентгенологические исследования, цистоскопию. Лабораторный контроль – неотъемлемые процедуры на протяжении всей терапии.

Как лечить цистит? Терапия направлена на купирование неприятных симптомов, уничтожение патогенной микрофлоры, восстановление нормального функционирования мочевыделительной системы. Только комплексный подход даст быстрый и положительный результат.

Эффективные лекарства от цистита:

  • антибиотики при цистите. Являются обязательной составляющей лечения цистите. В зависимости от возбудителя, назначают различные медикаменты (Циклоферон, Флуконазол, Монурал). Каждый медикамент воздействует на определённые виды патогенных микроорганизмов, требует индивидуальной схемы приёма;
  • анальгетики (Но-Шпа, Нурофен) способны купировать неприятные симптомы во время терапии;
  • фитопрепараты (Канефрон, Цистон). Обладают мочегонным действием, противовоспалительным эффектом;
  • иммуностимуляторы (Иммунофлазид, Лавомакс, витаминные комплексы). Повышают сопротивляемость организма к болезнетворным бактериям.

Проверенные рецепты для лечения цистита народными средствами в домашних условиях:

  • соедините листья брусники, малины, мелко нарубленные ягоды шиповника в равных пропорциях. Все компоненты перемешайте, 100 граммов полученного средства залейте литром кипятка, настаивайте час. Готовое снадобье пейте на протяжении всего дня, ежедневно готовьте новое лекарство;
  • веточки коры осины залейте полулитрами холодной воды, кипятите на слабом огне полчаса. Готовое снадобье выпейте на протяжении всего дня, предпочтительнее пить средство перед едой;
  • с хроническим воспалительным процессом отлично справляется полевой хвощ. Залейте 30 граммов литром кипятка, кипятите четверть часа. Принимайте по стакану средства трижды в сутки.


Узнайте правила применения лекарства Аллопуринол для лечения мочекаменной болезни.

О симптомах гидронефроза левой почки и о лечении патологии написано на этой странице.

Игнорирование неприятных симптомов ведёт к переходу недуга в хроническую форму, избавиться от которой очень трудно. Инфекция может проникнуть из мочевого пузыря в другие органы, спровоцировать пиелонефрит. Цистит также приводит к снижению либидо, на фоне течения недуга в хронической форме, желание к интимной близости вообще пропадает. Патология негативно влияет на отношения между партнёрами.

Большинство женщин сразу после возникновения неприятных симптомов, начинают принимать антибиотики. Нецелесообразный приём сильных препаратов приводит к серьёзным нарушениям: бактерии привыкают к антибиотикам, становятся невосприимчивыми к лечению, что затрудняет процесс терапии.

Больше всех могут пострадать беременные дамы, лечение антибиотиками в период вынашивания малыша запрещено. Недуг может спровоцировать самопроизвольный аборт, массу осложнений в развитии плода. Все специалисты сходятся во мнении, что цистит требует профессионального, своевременного, полного излечения. Иначе формируются проблемы не только с физическим здоровьем, но и психическим.

Обезопасить интимную близость, избежать появления цистита после каждого полового акта поможет соблюдение простых правил:

  • соблюдайте личную гигиену, такие же рекомендации касаются и вашего полового партнёра;
  • используйте интимную смазку, если с выделением естественной возникли трудности;
  • до и после соития опорожняйте мочевой пузырь;
  • не чередуйте анальный секс с вагинальным;
  • употребляйте не меньше двух литров жидкости в сутки;
  • для укрепления иммунитета регулярно принимайте иммуномодулирующие медикаменты;
  • при появлении неприятных симптомов своевременно посетите доктора для постановки диагноза, проведения терапии для предупреждения осложнений.

Подробнее о симптомах и лечении цистита при интимной близости узнайте из следующего видео:

Высокая заболеваемость и смертность от хронической болезни почек (ХБП) в общей популяции формирует необходимость поиска новых патогенетических механизмов ее течения. Среди факторов, определяющих высокую смертность от сердечно-сосудистых заболеваний у боль

Роль микробиоты кишечника в продукции уремических токсинов (УТ), в прогрессировании хронической болезни почек (ХБП) и развитии кардиоваскулярных осложнений вызывает большой интерес [1]. В последнее время внимание сосредоточено на УТ, которые нелегко удаляются с помощью процедур диализа, таких как белковые молекулы, полученные из кишечника [2]. Состав микробиоты кишечника зависит от внешних и внутренних факторов, ее метаболическая активность может оказывать как благоприятное, так и губительное влияние на организм человека. В последние годы существенное значение в течении ХБП отводится токсинам, вырабатываемым бактериальной флорой кишечника. В основном это конечные продукты гликирования, фенолы и индолы. Есть данные, что бактериальная нагрузка и конечные продукты метаболизма кишечной флоры являются звеном патогенеза ХБП [3]. Дисбактериоз кишечной микрофлоры является одним из факторов риска прогрессирования ХБП [4]. В этом случае желудочно-кишечный тракт становится основным инициатором системного воспаления при ХБП. Наблюдается воспаление кишечной стенки на всем протяжении пищеварительного тракта, разрушается эпителиальный барьер и происходит транслокация бактериальной ДНК и эндотоксина в кровоток [3, 5]. Уровни эндотоксина, обнаруженные в сыворотке крови пациентов с ХБП и диализом, увеличиваются при прогрессировании ХПН и коррелируют с выраженностью системного воспаления. Кроме того, диета при ХБП с низким содержанием растительных волокон и симбиотических организмов (в сочетании с низким содержанием калия, низким содержанием фосфора) может изменить нормальный микробиом кишечника, что приводит к разрастанию бактерий, производящих УТ [5]. В результате ферментации бактериями таких аминокислот, как фенилаланин, тирозин и триптофан, образуются предшественники УТ: пара-крезол (р-крезол), фенол, индол. Эти вещества, попадая в кровоток в виде материнской субстанции или в виде конъюгатов (П-крезил сульфат (ПКС), фенил сульфата, крезол глюкуронида, фенил глюкуронида, индол глюкуронида, индол сульфата), оказывают провоспалительный эффект — стимулируют лейкоцитоз и дисфункцию эндотелия [3, 6, 7]. К наиболее значимым в патогенезе сердечно-сосудистых нарушений относят УТ: индоксил сульфат (ИС) и ПКС, карбокси-метил-пропил-фуранпропио- новую кислоту [8, 9]. Эти токсины индуцируют воспаление и усиливают окислительный стресс, провоцируя развитие гломерулярного склероза и интерстициального фиброза и усугубляя снижение функции почек [8–11]. ИС и ПКС являются независимыми факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) у пациентов с ХБП, особенно тех, кто получает терапию диализом [12]. Сыворотка крови у больных на гемодиализе очищается от ИС и ПКС уже во время первого сеанса диализа. Но их уровень имеет тенденцию возвращаться во время недельных сеансов диализа [13]. Эти протеин-связанные УТ способны индуцировать дисфункцию макрофагов, липопротеины высокой плотности при атеросклеротических повреждениях сосудов [12]. ИС и ПКС негативно коррелируют с почечной функцией. ПКС ингибирует цитокинстимулированную экспрессию эндотелиальных адгезивных молекул и способствует повышению проницаемости эндотелия. Уровень ПКС связан со смертностью больных, получающих терапию гемодиализом [7].

Читайте также:  Имбирь от вздутия живота

ИС — продукт метаболизма аминокислоты триптофана. Часть триптофана в толстом кишечнике под действием триптофаназы, продуцируемой кишечной флорой, превращается в индол. Часть индола выводится с калом, а часть всасывается и с током крови попадает в печень. В печени в результате окисления и сульфатирования превращается в ИС. ИС из печени поступает в кровь, где не менее 90% его связывается с альбуминами. Путем тубулярной канальцевой экскреции большая часть ИС удаляется почками. Накапливаясь при хронической почечной недостаточности (ХПН), ИС повреждает клеточные структуры: ДНК, белки, липиды, что приводит к гибели клетки и формированию гломерулярного склероза [8, 14]. ИС — белково-связанный, крайне токсичный и трудно элиминируемый при диализе УТ [8, 10, 11]. Уровень ИС и индол-3-уксусной кислоты выше у пациентов, получающих лечение диализом, чем у больных с консервативной стадией ХБП [15]. Уменьшение альбумина сыворотки крови при прогрессировании ХБП способствует ухудшению связывающей способности белковых УТ. Высокий уровень ИС и гипоальбуминемия при ХБП прогностически неблагоприятны в отношении развития кардиальной патологии и смертности от нее [16]. ИС оказывает множественные системные эффекты в организме [10]. В последних популяционных исследованиях доказана кардиоваскулярная токсичность ИС у больных ХБП [10, 14, 17]. ИС относят к васкулярным токсинам, который иницирует оксидативный стресс в клетках эндотелия, повреждая его, вызывает подавление пролиферации и регенерации эндотелия, стимулирует пролиферацию гладкомышечных клеток сосудов, повышает васкулярную жесткость, кальцификацию аорты и кардиальную смертность [8, 10, 18]. Роль активации арил-углеводородных рецепторов (AhR) в развитии воспаления и ССЗ при ХБП недостаточно определена [15]. Есть данные, что именно ИС активирует AhR и экспрессию тканевого фактора, что повышает свертываемость крови и риск возникновения атеросклероза [8, 10, 18]. Установленная взаимо­связь между индол-3-уксусной кислотой и AhR позволяет думать о важной роли УТ в клеточном пути воспаления у пациентов с ХБП [15]. Артериальный тромбоз, связанный с воздействием ИС, возникает за счет повышения уровня комплексного тканевого фактора/фактора VII, ингибитора активатора плазминогена-1

(PAI-1), активации тромбоцитов, а также снижения аортального уровня сиртуина 1 (SIRT1) и сиртуина 3 (SIRT3). Это способствует активации первичного гемостаза и усиленному образованию тромбоцитарной пробки с повышенным количеством фибрина и через факторы свертывания и фибринолиза плазмы влияет на вторичный гемостаз. Повышается кинетика и прочность образования сгустка. Таким образом, у пациентов с ХБП с высоким уровнем ИС повышается риск тромботических осложнений [17]. В эксперименте установлено, что ИС усиливает синтез фибробластов и гипертрофию в кардиомиоцитах, уплотняет и кальцифицирует стенки сосудов, способствует развитию остеодистрофии [8, 14]. ИС усугубляет ремоделирование предсердий через окислительный стресс, воспаление и фиброз [19]. УТ больных ХБП вносят значительный вклад в воспаление астроцитов. Так, ИС играет роль в иммунном ответе и в нейродегенерации у больных ХБП. Нарастание воспаления и окислительного стресса в клетках ЦНС, через активацию ядерного фактора-kB (NF-kB) и AhR индуцируют смерть нейронов [20].

ПКС также является продуктом микробного катаболизма аминокислот тирозина и фенилаланина в толстой кишке. Микробы толстой кишки метаболизируют эти аминокислоты в п-крезол, который затем конъюгируется с сульфатом в печени. В организме большая часть п-крезола представлена его метаболитами ПКС (в стенке кишечника) и п-крезил глюкуронидом (в печени). ПКС вызывает эндотелиальную дисфункцию, обладает протромботическим эффектом и сердечно-сосудистой токсичностью у больных ХБП, в том числе на диализе [14]. ИС и ПКС при ХБП способствуют кальцификации сосудов через активацию воспалительных и коагуляционных путей, и это тесно связано с нарушением гомеостаза глюкозы [21]. Эти токсины нарушают эндотелиальную морфологию артерий. При воздействии ПКС, ИС и неорганического фосфата снижается экспрессия белков VE-кадгерина и повышается белок цитоплазматической пластинки (Zonula Occludens-1, ZO-1). Это определяет патофизиологическую роль уремии в развитии повреждений межклеточных структур и открывает новые возможности для улучшения сердечно-сосудистых исходов у больных ХБП [22].

Фенилацетилглутамин (ФАГ) – еще один продукт катаболизма микробных аминокислот. Микробы толстой кишки метаболизируют фенил­аланин до фенилуксусной кислоты, которая затем конъюгируется с глутамином в печени. Высокий уровень ФАГ ассоциируется с риском развития кардиоваскулярной патологии и сердечно-сосудистой смертностью. Триметиламин N-оксид (ТМАО) также образуется под действием микробных метаболитов толстой кишки. Из четвертичных аминов (таких как холин, бетаин и карнитин) микробы толстой кишки производят триметиламин, который окисляется до ТМАО в печени. Уровни ТМАО в плазме повышаются по мере снижения скорости клубочковой фильтрации и примерно в 30 раз выше у диализных пациентов, чем у здоровых. Высокие уровни ТМАО в плазме у диализных пациентов связаны с сердечно-сосудистой смертностью и риском развития первого сердечно-сосудистого события, а в эксперименте на мышах вызывают развитие атеросклероза [14]. Повышение ТМАО определяет неблагоприятные исходы у пациентов с сердечной недостаточностью и ХБП. Кинуренин – конечный продукт катаболизма триптофана. Его уровень не повышается пропорционально снижению функции почек. У диализных пациентов кинуренин связан с сывороточными маркерами гиперкоагуляции. Установлена корреляция между уровнем кинуренина и тромбозом артериовенозной фистулы и стента у пациентов с ХБП. В эксперименте на мышах в ответ на повреждение сосудов повышается уровень кинуренина в плазме, что способствует свертыванию крови [14].

Изучение роли микрофлоры кишечника в системном воспалении у пациентов с ХБП очень актуально. Дисбаланс микробиоты кишечника считается новым фактором риска ССЗ у больных ХБП, поскольку это напрямую связано с повышением выработки УТ, системным воспалением и окислительным стрессом [4–7]. Есть данные, что ухудшение функции сердца и почек нарушает первоначальный состав микробиоты кишечника, способствуя прогрессированию заболеваний [23]. Дисфункция кишечного барьера при ХБП способствует притоку эндотоксина и других вредных продуктов и развитию системного воспаления и уремической интоксикации [24]. УТ кишечного происхождения играют значимую роль в прогрессировании ХБП и развитии кардиоваскулярных осложнений [7]. Следовательно, нарушение микрофлоры кишечника может лежать в патофизиологии кардиоренального синдрома. Влияя на микробиоту кишечника, можно остановить этот порочный цикл и способствовать снижению хронических сердечно-сосудистых и почечных заболеваний [23].

Таким образом, нарушение микробиоты кишечника и персистирующее воспаление являются значимыми компонентами патофизиологии ХБП. Однако требуются дальнейшие исследования механизмов, участвующих в патогенезе дисбиоза микрофлоры кишечника и воспаления при ХБП, и долгосрочных эффектов противовоспалительной терапии у этой группы пациентов. Несмотря на то, что разработаны некоторые стратегии по модификации образа жизни, фармакологическому лечению и оптимизации диализа, в настоящее время нет установленных рекомендаций по лечению этих осложнений у пациентов с ХБП [25]. Обсуждается роль различных диет, пребиотиков и/или пробиотиков, перорального кишечного сорбента, адсорбирующего уремические токсины, новых диализных мембран, удаляющих связанные с белком УТ [26]. Использование в лечении пребиотиков у больных с ХПН может оказать благоприятное влияние. Это многообещающая стратегия по уменьшению воспаления, оксидативного стресса, УТ и желудочно-кишечных симптомов у пациентов с терминальной стадией ХБП [27]. Предварительные клинические испытания и эксперименты на животных показывают, что биологические пробиотики из лактобацилл и бифидумбактерий, а также пребиотики, включающие инулин и галактоолигосахариды, а также адсорбенты из любипростона и активированного угля могут быть использованы для лечения больных ХБП с дисбиозом микрофлоры кишечника. Такое лечение может улучшить состояние и качество жизни больных ХБП, путем снижения сывороточного уровня УТ и ингибирования системного воспаления [4, 5]. Исследования в этом направлении актуальны. Есть данные, что применение эстрадиола блокирует уремически обусловленное воспаление и защищает эндотелий, восстанавливает гемостаз в поврежденных сосудах, препятствуя кровотечениям [28]. Использование антиокислительной терапии и/или антител против УТ не дало реальной пользы. Есть определенные предпосылки использования новых мембран для гемодиализа medium cut-off (MCO), для преимущественной очистки от УТ средней молекулярной массы без значительной потери альбумина. Но требуются дополнительные исследования, доказывающие, что применение этих мембран снижает смертность пациентов, получающих терапию диализом [29]. Использование антигипертензивной терапии модифицирует зависимость между ИС и маркерами функции почек, воспаления, окислительного стресса и гематологическими параметрами, имеющими решающее значение в заболеваемости и смертности больных ХБП с артериальной гипертензией [11]. Эффективное удаление УТ с помощью адсорбента древесного угля и гексадецил-иммобилизованной целлюлозы является перспективной терапевтической стратегией увеличения продолжительности жизни пациентов с ХБП [12]. Перспективно альтернативное использование гидрофобного адсорбента для удаления УТ, связанных с альбумином (ИС, гиппуриновая кислота и ПКС), из плазмы больных. Такие полимеры, как полиэтилен, полиуретан, полиметилметакрилат, целлофан и политетрафтор­этилен, уже используются в составе диализных мембран. Среди новых синтетических полимеров одним из идеальных адсорбционных материалов являются высокопористые микрочастицы полиэфиримида (ПЭИ). Требуются дальнейшие исследования для исключения наличия у таких синтетических полимеров воспалительного или апоптотического ответов во время диа­лиза [30].

Читайте также:  После удаления желчного пузыря понос желчью

Литература

Т. В. Зуева 1 , кандидат медицинских наук
Т. В. Жданова, доктор медицинских наук, профессор
С. Е. Уразлина
Е. В. Кузнецова, кандидат медицинских наук

ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава России, Екатеринбург

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Барилко М.С., Селивёрстов П.В., Радченко В.Г., Мурзина А.А.

В настоящее время огромное внимание уделяется изучению влияния кишечного микробиоценоза на развитие ряда заболеваний внутренних органов, в том числе хронической болезни почек. Так, изменения качественного и количественного состава кишечного микробиоценоза в сторону увеличения протеолитической флоры – источника образования уремических токсинов , эндотоксинемии, системного воспаления, вторичного иммунодефицита и осложнений со стороны сердечнососудистой системы – способствуют усугублению течения и прогрессированию хронической болезни почек. В связи с этим применение препаратов, нормализующих кишечный микробиоценоз, является значимым аспектом профилактики прогрессирования хронической болезни почек.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Барилко М.С., Селивёрстов П.В., Радченко В.Г., Мурзина А.А.

Correction of intestinal microbiocenosis as a preventive measure for progression of chronic k >At present, much attention is pa >uremic toxins , endotoxinemia, systemic inflammation, secondary immunodeficiency and cardiovascular complications, contribute to the worsening of the course and the progression of chronic kidney disease. That why the use of medicines which normalize gut microbiota, is the significant aspect of preventing the progression of chronic kidney disease.

М.С. БАРИЛКО1, П.В. СЕЛИВЁРСТОВ2, В.Г. РАДЧЕНКО2, А.А. МУРЗИНА2

КОРРЕКЦИЯ КИШЕЧНОГО МИКРОБИОЦЕНОЗА

КАК МЕРА ПРОФИЛАКТИКИ ПРОГРЕССИРОВАНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ ПОЧЕК

В настоящее время огромное внимание уделяется изучению влияния кишечного микробиоценоза на развитие ряда заболеваний внутренних органов, в том числе хронической болезни почек. Так, изменения качественного и количественного состава кишечного микробиоценоза в сторону увеличения протеолитической флоры — источника образования уремических токсинов, эндотоксинемии, системного воспаления, вторичного иммунодефицита и осложнений со стороны сердечнососудистой системы — способствуют усугублению течения и прогрессированию хронической болезни почек. В связи с этим применение препаратов, нормализующих кишечный микробиоценоз, является значимым аспектом профилактики про-грессирования хронической болезни почек.

Ключевые слова: дисбиоз кишечника, уремические токсины, эндотоксины, пробиотики, диализ.

M.S. BARILKO1, P.V. SELIVERSTOV2, V.G. RADCHENKO2, A.A. MURZINA2

1 Sokolov Clinical Hospital No 122 of the Federal Bio-Medical Agency

2 Mechnikov North-Western State Medical University of the Ministry of Health of Russia

CORRECTION OF INTESTINAL MICROBIOCENOSIS AS A PREVENTIVE MEASURE FOR PROGRESSION OF CHRONIC KIDNEY DISEASE

At present, much attention is paid to the study of the influence of gut microbiota on the development of many diseases of internal organs, including chronic kidney disease. Thus, changes of gut microbiota in the qualitative and quantitative composition toward increasing the proteolytic flora, which is the source of the formation of uremic toxins, endotoxinemia, systemic inflammation, secondary immunodeficiency and cardiovascular complications, contribute to the worsening of the course and the progression of chronic kidney disease. That why the use of medicines which normalize gut microbiota, is the significant aspect of preventing the progression of chronic kidney disease. Keywords: intestinal dysbiosis, uremic toxins, endotoxins, probiotics, dialysis.

Согласно первому глобальному отчету о распространенности заболеваний почек, каждый десятый человек в мире имеет ту или иную нефроло-гическую патологию. Так, распространенность заболевания в Южной Азии достигает 7%, в Африке — 8%, в Северной Америке — 11%, а в Средней, Восточной Азии, Латинской Америке и Европе — 12%. Однако только в 24% всех стран мира проводятся программы по выявлению лиц с хронической болезнью почек (ХБП) [1]. Также исследователи отмечают, что не во всех регионах доступно исследование на выявление ХБП. К примеру, данные о сывороточном креатинине и расчетной скорости клубочковой фильтрации (рСКФ) были доступны только в 18% стран, а протеи-нурия исследована в 8%. В то время как в 64% стран есть регистры пациентов, нуждающихся в диализе, только у 7% стран существуют регистры пациентов с острым повреждением почек и у 8% — регистры по пациентам с ХБП, которым диализ не проводится [1]. В 52% стран используются международные клинические рекомендации по ХБП, а в 27% стран, включая Россию, существуют собственные национальные рекомендации [1]. Так, в нашей стране, по данным отчета Общероссийского регистра заместительной почечной терапии, терапию диализом получают свыше 44 тыс. больных с терминальной стадией ХБП [2].

На сегодняшний день общепринято, что диагноз ХБП правомочен при наличии изменений любых лаборатор-но-структурных показателей, связанных с повреждением почек и наблюдающихся в течение более трех месяцев, которые не всегда удается предотвратить, диагностировать и вылечить [1, 3].

Традиционно классификация ХБП основывается на определении рСКФ — С1, С2, С3а, С3б, С4, С5 — и про-теинурии/альбуминурии — А1, А2, А3, А4, А5. Помимо расчетных показателей, учитываются факторы, способствующие прогрессированию ХБП, среди которых: возраст, сахарный диабет, артериальная гипертензия, ожирение, сердечно-сосудистые и эндокринные заболевания и пр. [3].

По мере течения ХБП при отсутствии адекватной терапии происходит накопление уремических токсинов, развивается эндотоксемия, дисбиоз, системное воспаление, иммунодефицит, что способствует прогрессированию заболевания и развитию осложнений как со стороны других органов и систем организма, так и со стороны ХБП-ассоциированных, например, анемии, нарушений водно-электролитного баланса, белково-энергетической недостаточности, ацидоза, инсулинорезистентности и вторичного гиперпаратиреоза 7.

Подходы к профилактике ХБП должны быть одновременно направлены на замедление темпов прогрессиро-вания заболевания (ренопротекция) и предупреждение развития сердечно-сосудистой патологии (кардиопротек-ция). Среди профилактических мер наиболее актуальными считаются диета с низким содержанием соли и белков; борьба с курением, злоупотреблением алкоголем и ожирением; коррекция нарушений углеводного обмена; медикаментозное сопровождение с использованием препаратов, подавляющих ренин-ангиотензин-альдосте-роновую систему (ингибиторы АПФ, блокаторы ангиотен-зиновых рецепторов), статинов, антагонистов кальция и улучшающими микроциркуляцию в почках, а также своевременное выявление и адекватное лечение ХБП-ассоциированных осложнений [3].

При достижении ХБП С5 необходима заместительная почечная терапия — диализ и/или пересадка почки. Подобное лечение доступно в большинстве стран. Несмотря на то что в странах с высоким доходом только 0,1-0,2% общей популяции получают диализ или трансплантацию, государство тратит 2-3% своего бюджета, выделяемого на здравоохранение [1, 2].

В связи с этим национальные рекомендации большинства стран по лечению ХБП предлагают использовать медикаментозную терапию с двойным положительным эффектом — рено- и кардиопротективным действием, направленную на профилактику прогрессирования ХБП. Подобные схемы включают в себя антигипертензивные препараты, сорбенты, статины и пр. [3, 9-14]. К сожалению, большинство рекомендаций не учитывают воздействие на все этиопатогенетические факторы развития заболевания. Так, остается дискутабельным вопрос о роли кишечной микрофлоры, дисбиоза и кишечных эндотоксинов в развитии, прогрессировании ХБП, усугублении клинической симптоматики ее терминальной стадии, а также возможностях коррекции подобных нарушений [3, 12, 15, 16].

Существует мнение, что кишечный дисбиоз проявляется только лишь пищеварительными расстройствами -диареей, вздутием живота и дискомфортом в кишечнике. Однако это не совсем так. Клиническая картина дисбиоза достаточно многообразна и проявляется не только местными симптомами: чувством переполнения в желудке, аэрофагией, отрыжкой, тошнотой, расстройством стула, метеоризмом, чувством неполного опорожнения кишечника, позывами на дефекацию, болями в области живота, хронической пищевой крапивницей, симптомами гиповитаминоза, нарушением процессов пищеварения в тонкой кишке — но и системными нарушениями, возникающими вследствие транслокации кишечной микрофлоры и ее токсинов через кишечный барьер, мезентериальные лимфоузлы в системный кровоток, которые могут привести к возникновению инфекционных осложнений, вплоть до сепсиса у больных ХБП С5 на диализе [12, 17].

Читайте также:  Понос светлого цвета у взрослого

Следует отметить, что в международных и отечественных национальных клинических рекомендациях по лечению ХБП отсутствуют средства, влияющие на кишечный микробиоценоз. Однако в ряде исследований различной степени доказательности было продемонстрировано

превосходство схем терапии с включением препаратов, влияющих на кишечный микробиоценоз, что способствовало повышению эффективности лечения ХБП и профилактике прогрессирования заболевания [4, 6-11, 14, 15].

Сегодня известно, что порядка 1,5-2 кг микроорганизмов содержится в толстой кишке человека, среди которых наиболее распространены следующие семейства: Firmicutes, Bacteroidetes, Actinobacteria, Proteobacteria и Verrucomicrobia. К превалирующим относятся Firmicutes (Ruminococcus, Clostridium, Lactobacillus, Eubacterium, Faecalibacterium, Roseburia) и Bacteroidetes (Bacteroidetes, Prevotella, Xylanibacter) 19. Изменения качественно-количественного состава — дисбиоз — связаны со снижением времени транзита по кишке, увеличением абсорбции белков, дефицитом пищевых волокон в рамках соблюдения диеты, развитием метаболического ацидоза, медикаментозной терапией (антибиотики, препараты железа, фосфатсвязывающие лекарства) [6-8, 9-12, 14, 19]. Из-за большого количества продуктов распада азота в толстой кишке происходит рост условно-патогенных бактерий, утилизирующих мочевину, уриказу, индол, р-крезол-образующие ферменты, к которым относятся Alteromonadacea, Cellulomonadacea, Clostridiacea, Derma-bacteriacea, Enterobacteriacea, Halomonadacea, Methylo-caccaceae, Micrococcaceae, Moraxellaceae, Polyangiaceae, Pseudomonadaceae, Xanthomonadaceae. Вследствие этого происходит увеличение выработки уремических токсинов, продуктов жизнедеятельности упомянутых микроорганизмов, способствующих уменьшению остаточной функции почек, что способствует поддержанию дисбиоза и усугублению ХБП [9, 10, 12, 14].

Примерно 10 г белков в толстой кишке ежедневно ферментируется микроорганизмами для образования электролитов, гормонов, аммония, аминов, фенолов, индолов, большинство из которых выводятся из организма через желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) и почки. В свою очередь, при ХБП накопление некоторых соединений, в частности уремических токсинов, вследствие снижения гломерулярной фильтрации, тубулярной секреции и реабсорбции способствует развитию цитотоксичности, воспалению, повреждению и дисфункции ткани, что отягощает течение основного заболевания [6-9, 19].

Также с воспалением связано наличие условно-патогенных микроорганизмов и их продуктов метаболизма, что находит отражение в повышении концентрации интерлейкина-6, С-реактивного белка (СРБ), иммунной дисфункции Т-клеток, активации комплемента. Так, Niabauer и соавт. доказали на животных моделях повышение бактериальной транслокации через кишку в мезентеральные лимфоузлы, печень и селезенку, сопровождающееся увеличением концентрации ИЛ-6, СРБ [3, 9]. В 2011 г. McIntype и соавт. доказали наличие циркулирующего липополисахарида (ЛПС) у больных ХБП на всех стадиях ее развития с максимальной концентрацией у больных на диализе [5, 9].

Помимо системного воспаления, дисбиоз тесно связан с состоянием иммунодефицита. Так, моноциты имеют на поверхности меньше толл-рецепторов 4-го типа, выра-

батывают в небольшом количестве стимулирующие молекулы и активные формы кислорода, способствуя нарушению фагоцитарной активности нейтрофилов и моноцитов (рис. 1) [9, 12, 14].

В связи с тем, что дисбиоз является одним из этиологических факторов прогрессирования и развития ХБП, в лечении таких больных необходимо использовать препараты, влияющие на кишечную микрофлору. Среди подобных средств сегодня применяют про-, пре-, сим-, син- и метабиотики [4, 6-11, 14, 20].

Препараты, влияющие на кишечный микробиоценоз, уменьшают пассаж ЛПС в системный кровоток, восстанавливают нарушенную регуляцию толл-рецепторов, снижают выработку провоспалительных цитокинов и уремических токсинов, а также уровень фибриногена и холестерина, участвуют в восстановлении кишечного барьера, сокращают процесс пищеварения через отсрочку опорожнения желудка и/или транзитного времени кишечника, изменяют секрецию глюкагонподобного пептида 1, увеличивают продукцию короткоцепочечных жирных кислот, способствуют росту бифидобактерий [4, 6-11, 14, 20].

Учитывая актуальность темы, нами на кафедре внутренних болезней и нефрологии Северо-Западного государственного медицинского университета (СЗГМУ) им. И.И. Мечникова было проведено клиническое исследова-

ние, посвященное изучению воздействия продукта функционального питания Ламинолакт на кишечный микробиоценоз у больных ХБП на разных стадиях ее развития.

В исследовании приняли участие 60 пациентов с ХБП С3-С5 на преддиализном этапе — 29 женщин и 31 мужчина, средний возраст которых составил 50,5 ± 2,2 года, не имевших отягощающей сопутствующей патологии. У всех пациентов проводились: опрос; клинический анализ крови с оценкой гемоглобина, количества эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов, скорости оседания эритроцитов (СОЭ); биохимический анализ крови с определением уровня креатинина, мочевины, мочевой кислоты, рСКФ, С-реактивного белка (СРБ); количественная оценка кала на дисбиоз методом полимеразно-цепной реакции в режиме реального времени с флуоресцентной детекцией (ПЦР-РВ) на базе Центральной научно-исследовательской лаборатории СЗГМУ им. И.И. Мечникова, оценка качества жизни при помощи опросника MOS SF-36 (Medical Outcomes Study-Short Form-36).

Рисунок 1. Влияние кишечной микрофлоры на течение и прогрессирование хронической болезни почек (по W. Pan, 2017)

Уремические токсины Липополи-сахариды Кишечный барьер Иммунная дисфункция

U \f U и 1 г 1 Г 1 г 1 г

Хроническая болезнь почек

Рисунок 2. Динамика количества лейкоцитов

в исследуемых группах; Me [01; 03]

Все пациенты были разделены на две группы: первая, основная группа (ОГ) получала стандартную терапию, включавшую в себя антигипертензивные препараты, ста-тины, фосфатсвязывающие препараты, медикаменты, действующие на реологию крови, препараты железа (по показаниям), кетоаналоги незаменимых аминокислот (по показаниям) и Ламинолакт по 5 драже 2 раза в день в течение 1 месяца. вторая, группа сравнения (ГС) получала только препараты стандартного лечения.

В составе Ламинолакта — живые молочнокислые бактерии (Е^егососсиэ /аес/ит 1_-3) в количестве 106-7 КОЕ/г, овес, морская капуста, натуральный фруктовый порошок (содержащий органические кислоты, пектины, клетчатку, витамины). Штамм Е^егососсиэ /аес/ит _-3 является естественным компонентом нормальной микрофлоры кишечника здорового человека, обладает выраженным антагонизмом к патогенной и условно-патогенной микрофлоре за счет выработки бактериоцинов, стимулирует рост собственных бифидо- и лактобактерий за счет продукции факторов роста, обладает выраженной витаминообразу-ющей активностью — продуцирует витамины Вг, В2, В12, РР, фолиевую кислоту, устойчив к действию соляной кислоты и желчи и к широкому спектру антибиотиков. Кроме того, этот штамм не имеет плазмид, островков патогенности, то есть генов устойчивости к антибактериальным препаратам, часто применяющимся при лечении ДП. Находящиеся в составе пребиотики являются бифидогенными и лакто-генными факторами. В частности, пищевые волокна (отруби, овсяные хлопья, пектины) выполняют функцию энте-росорбентов и стимуляторов моторики ЖКТ. Овсяные хлопья содержат также растительный белок, жиры, витамины; морская капуста служит источником микроэлементов и витаминов. Производится в Санкт-Петербурге, имеет доказательный уровень безопасности у больных с вторичным иммунодефицитом, развившимся на фоне течения ХБП [20].

После курса терапии в ОГ пациенты не предъявляли жалоб, а в ГС явления запора были у 3 (5%), метеоризм — 10 (16,6%), чувство переполнения в желудке — 8 (13,3%), боли в животе — 5 (8,3%), отрыжка — 11 (18,3%), тошнота — у 6 (10%).

При анализе изменений клинического анализа крови обращало на себя внимание изменения показателей воспаления (рис. 2). Так, у пациентов обеих групп выявлены статистически значимые различия количества лейкоцитов, в то время как уровень СРБ — в пределах нормы согласно ранговому дисперсионному анализу Фридмана для связанных выборок. Лейкоцитоз уменьшился после курса терапии в ОГ по сравнению с ГС.

При оценке параметров биохимического анализа крови выявлена азотемия, снижение рСКФ, после курса терапии в ОГ креатинин, мочевина, мочевая кислота значимо уменьшаются, а рСКФ улучшается по сравнению с ГС согласно дисперсионному анализу с повторными измерениями (рис. 3-6).

При анализе результатов количественной оценки кала на дисбиоз методом ПЦР-РВ до терапии (табл. 1) обращает на себя внимание явный дефицит лактобацилл, бифидобактерий, кишечной палочки, более преобладавший в ГС. Количество условно-патогенных микроорганизмов, таких как E. coli enteropathogenic, Enterobacter spp./ Citrobacter spp., исходно практически на одном уровне в обеих группах.

Рисунок 3. Динамика креатинина в исследуемых

Рисунок 4. Динамика мочевины в исследуемых группах;

р(ДА) Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

на преддиализе (Л) на преддиализе

Рисунок 5. Динамика мочевой кислоты в исследуемых

Таблица. Показатели кишечного микробиоценоза, log КОЕ/л (Me [01; 03])

Микроорганизм Группа 1 n = 30 Группа 2 n = 30

Lactobacillus spp. исходно 5,0 [5,0; 5,5] 5,0 [5,0; 5,3]

1 мес. 7,5 [7,3; 7,8] 5,3 [5,3; 5,5]

Читайте также:
Adblock
detector