Кишечная палочка во рту

Гениальный натуралист-самоучка Антоний Левенгук был первым, кто установил, что тело человека является обиталищем бесчисленного количества микроорганизмов.

В последующие столетия и десятилетия вопрос о микрофлоре человеческого организма завоевал себе прочное и видное место в науке; он всё время продолжает разрабатываться с возрастающим успехом и породил довольно обширную литературу.

Мы знаем теперь, что каждая полость, каждый участок тела обладает своей микрофлорой, имеет свой более или менее характерный микробный пейзаж. В этом проявляется, как нам кажется, общий закон, гласящий, что каждая часть биосферы обладает своей микрофлорой подобно тому, как каждая часть биосферы характеризуется более или менее своеобразным составом животных и растительных видов. Естественно, что возникает вопрос о жизненном значении этой микрофлоры. Его особенно интересно рассмотреть на примере пищеварительного тракта человека и прежде всего нижнего его отрезка — толстого кишечника.

О присутствии микробов во рту известно со времён Левенгука, но лишь в 1898-1908 гг. проведены исследования, воочию показавшие, что по степени заселённости микробами полость рта стоит на одном из первых мест среди всех других органов человеческого тела. Число видов микробов, встречающихся в полости рта, очень велико. Это объясняется тем, что полость рта наиболее доступна заселению микроорганизмами (пища и питье), и там имеются сравнительно благоприятные условия для сохранения и развития микроорганизмов различных видов: постоянная влажность и тепло (около 37°) и достаточное количество органических веществ, служащих пищей микробам (остатки пищи и большие количества постоянно слущивающегося эпителия слизистой оболочки).

Разные отделы ротовой полости неодинаково заселены микробами. Их сравнительно мало на поверхности зубов и на выступающих частях слизистой оболочки, но очень много в мешочках дёсен, у шейки зуба, в промежутках между зубами и в тому подобных укромных местах, более предохранённых от смывающего действия слюны.

В полости рта встречаются микроорганизмы различных категорий:

    естественные обитатели, т. е. микробы, постоянно живущие в полости рта, обнаруживаемые у всех людей и не вызывающие в нормальных условиях никаких патологических явлений;

посторонние или заносные микробы; они присутствуют не у всех людей; в полости рта они плохо размножаются но, находя там благоприятные условия для развития, являются причиной различных патологических процессов (воспаления, нагноения, и т. п.);

Высокая кислотность желудочного сока неблагоприятна для существования подавляющего большинства микроорганизмов. Кроме того, не надо забывать, что эти последние могут просто-напросто перевариваться в желудке, подобно тому как перевариваются в нём разные белковые вещества. Поэтому в желудке способны постоянно обитать лишь немногие, кислотоупорные микробы. Но степень кислотности желудочного сока далеко неодинакова у различных людей. При пониженной кислотности и тем более при отсутствии кислоты (ахилия) в желудке развивается богатая микрофлора. Она бывает представлена сарцинами, дрожжевыми грибками, спороносными палочками и другими.

Типичные возбудители кишечных янфекций, как, например, холерная запятая, брюшнотифозные и дизентерийные бактерии с успехом минуют кислую желудочную среду и проникают в кишечник.

Бедна обычно микрофлора тонких кишек, хотя здесь условия для существования микробов более благоприятны (кислая желудочная среда сменяется щелочной) нежели в желудке.

По данным С. Басиной [ 4 ], нормальная микрофлора двенадцатиперстной кишки заключает около 5—6 видов микробов (энтерококк, кишечная палочка, дрожжевые грибки, бактерии параколи и некоторые другие).

В толстых кишках, где отсутствует пищеварение, где образуются каловые массы, всегда содержатся колоссальные количества микроорганизмов. Число видов микробов, постоянно обнаруживаемых в толстом кишечнике, превышает два десятка!

Вот перечень видов, наиболее распространённых в нормальном, т. е. здоровом толстом кишечнике:

1 — Streptococcus faecalis (Enterococcus),
2 — Bacterium coli commune,
3 — Bact. lactis aenogerres,
4 — Bacillus perfringens,
5 — Sarcina flava,
6 — Вас. subtilis,
7 — Bact. mesentericus,
8 — Bact. pyocyaneus.

При различных заболеваниях пищеварительного тракта микрофлора кишечника может сильно обогащаться, и среди банальных кишечных микробсв- сапрофитов встречаются, иногда в значительном количестве, гнилостные и гноеродные. Таковы белый и золотистый стафилококки (Staphylococcus albus и Staph. aureus), Bacterium putrificus, Bacillus sporogenes, Corynebacterium pseudodiphtericum и др. [ 4 ].

Читайте также:  Киста брыжейки тонкой кишки

Важно отметить, что наличие кишечной палочки в каких-либо материалах есть точный показатель их загрязнённости. Вот почему при всякого рода санитарно-гигиенических исследованиях воды, почвы, пищевых продуктов и т. п. обращают серьёзное внимание на присутствие кишечной палочки. Она является важным санитарно-гигиеническим показателем доброкачественности воды.

Кишечная палочка в нормальных условиях — не болезнетворный микроб, она типичный сапрофит.

Как велико число этих бактерий в толстых кишках, видно уже из того, что вместе с калом человек ежедневно выбрасывает около 17 000 000 000 000 микроорганизмов, среди которых подавляющую часть составляет кишечная палочка. Считают, что бактериальные тела составляют до одной трети сухого веса всего кала!

Кишечная палочка — один из самых распространённых и наиболее интересных микробов. Ей посвящено множество специальных исследований, о ней написаны целые книги. Чем же она так замечательна?

История её начинается в сущности с 1885 г., когда выдающийся педиатр проф. Венского университета Теодор Эшерих (Escherich) открыл этот микроб в каловых массах человека. Эшерих назвал его Bacterium coli commune, подчёркивая тем самым его универсальность для кишечника всех людей, независимо от возраста и состояния здоровья.

И. Е. Минкевич [ 5 ] указывает, что только среди разлагающих лактозу Bact. coli не менее 72 разновидностей! Почти все они встречаются в кишечнике человека и в окружающей его среде (почвы, воды) в огромных количествах.

В частности, Минкевич ссылается на интересную работу Эрнста Левина [ 7 ], участника шведской экспедиции на Гренландию в 1900 г. Левин обследовал 124 экземпляра различных полярных млекопитающих: моржей, белых медведей, тюленей, зайцев, оленей и др. У 66 животных в фекалиях бактерий совсем не было найдено; у остальных 58 среди разнообразных бактерий кишечная палочка была обнаружена лишь в 10% случаев.

Изучением кишечных микробов полярных животных занимались также некоторые советские исследователи [ 8, 9 ], и они подтвердили бедность микрофлоры кишечника у диких обитателей Арктики.

Минкевич нашёл, что кишечная палочка обитает лишь в кишечнике тех птиц, которые имеют контакт с людьми и домашними животными, например, кормясь на почвах и водоёмах, заражённых человеком. У лесных птиц как зерноядных, так и насекомоядных, у водоплавающих диких птиц, у чаек и т.п. кишечник свободен от Bact. coli [ 10 ].

Кишечник насекомых (комары, мухи, пчёлы), если они не имеют соприкосновения с фекалиями человека и животных, не содержит кишечной палочки.

Чрезвычайно яркие результаты дали исследования на содержание кишечной палочки различных почв. Всюду вокруг человеческих жилищ почва густо населена Bact. coli, а чем далее от поселений и дорог расположена местность, тем реже и реже находки кишечной палочки. В полярных безлюдных районах, среди девственной природы, этой бактерии нет ни в почве, ни в воде, ни в желудочно-кишечном канале животных. Микрофлора Крайнего Севера вообще бедна, как это показывают исследования целого ряда авторов —в первую очередь советских [ 11, 12 ].

Каково же жизненное значение кишечной палочки? С этим вопросом связана знаменитая теория старения Мечникова [ 13, 14, 15 ], согласно которой ядовитые продукты жизнедеятельности кишечных микробов — токсины и гнилостные вещества, возникающие в кишечнике при их участии, являются источником хронического отравления организма. По мнению Мечникова и его учеников (например, П. В. Циклинская [ 16 ], В. А. Барыкин [ 17 ]), эти вещества всасываются в кровь и систематически отравляют все ткани. В частности, они же вызывают атрофию нервной системы.

В кишечных микробах Мечников видел злейших врагов здоровья человека и одну из основных причин преждевременного старения. Он предлагал бороться с этими микробами всеми средствами — удалять начисто толстые кишки, употреблять молочно-кислые продукты, так как они содержат массу молочно-кислых бактерий, а эти последние, заселяя кишечник, препятствуют гнилостным процессам и подавляют развитие кишечной палочки.

В наше время теория старения, созданная Мечниковым, в целом уже никем не признаётся [ 18, 19 ], но одной из больших заслуг его было то, что он побудил исследователей обратить пристальное внимание на кишечную палочку и её жизненное значение. Однако работы по изучению кишечной палочки стали развиваться в направлении, прямо противоположном тому, какое было намечено Мечниковым.

Читайте также:  Подготовка к ирригоскопии отзывы

Сейчас никто не отрицает, что гниение, происходящее в толстых кишках, может приносить большой вред, но взгляд на кишечную палочку только как на вредоносный микроб — едва ли кем поддерживается. Более того —выяснилось, что эта бактерия играет важную и полезную роль: кишечная палочка, господствуя в толстых кишках, не позволяет развиваться там другим, более вредным, патогенным микробам и в результате предохраняет от них организм человека. 1

_________
1 В последние годы установлено, что бактерии кишечника играют определённую роль также в обмене веществ, синтезируя витамин В1. Таким образом, кишечная флора является в какой-то степени источником этого важного витамина.

Да и можно ли рассматривать всех микробов, обитающих в организме человека, только как врагов нашего здоровья? Разумеется, нет! Микрофлора человеческого организма есть один из важных его физиологических признаков: она сформировалась в процессе эволюционного развития человеческого рода. Состав и свойства микрофлоры тела человека закреплены в процессе видового развития, конечно, не случайно.

Отсюда с неизбежностью вытекает, что микробы человеческого организма играют какую-то существенную роль в процессе его жизнедеятельности.

Биологический смысл существования микрофлоры человеческого тела наиболее выяснен по отношению к кишечной палочке благодаря работам Ниссле [ 20 ] и особенно советского микробиолога Л. Г. Перетц и его сотрудников.

Сама по себе эта мысль не так нова, как это может показаться, но любая мысль, любое открытие имеют свою историю.

В сущности говоря, с незапамятных времён применялось на практике то положение, что многие микробы не вредны, а полезны для организма человека. Издавна знали, например, что молочнокислая пища особенно благоприятно влияет на кишечник. Сам Мечников, пропагандируя питание простоквашей, способствующей заселению кишок бактериями молочнокислого брожения, практически признавал полезную роль определённых микробов. Но он не доходил до постановки вопроса в той форме, как это делает Л. Г. Перетц. Молочнокислые бактерии — посторонние для организма микробы, они вносятся в него извне, искусственно. Собственные же микробы организма Мечников считал вредными.

Перетц и Славская своими опытами доказали, что существование в организме уже известной нам кишечной палочки имеет определённый большой биологический смысл. Остановимся вкратце на этих опытах и их истории.

Перетц и Славская считают необходимым попытаться применять антагонистическое действие микробов при самых различных болезнях — для лечения ран, кожных болезней и т. п.

Так вновь возродилась и окрепла мысль о создании бактериопрофилактики и бактериотерапии, т. е. о лечении и предохранении от болезней путём введения в организм определённых микробов. Это заманчивая и, несомненно, реальная мысль. Она ведёт своё начало от Мечникова, предложившего, как известно, использовать антагонистические свойства молочнокислых бактерий для борьбы с кишечными микробами (болгарская простокваша и т. п.).

Возникает важный вопрос, как быть с детьми грудного возраста, у которых кишечник заселён преимущественно не кишечной палочкой, 1 а другим микробом (Bact. bifidum). По отношению к ним колитерапия, естественно, не эффективна, ибо кишечная палочка является для их кишечника ещё чуждым микробом и плохо приживается. Оказалось, что для грудных детей можно с успехом пользоваться препаратами, содержащими Bact. bifidum, которая также обладает свойством угнетать патогенную микрофлору (брюшнотифозные, паратифозные, дизентерийные бактерии и др.). Коротко говоря, теоретические предпосылки одинаковы и для колитерапии и для бифидотерапии. В обоих случаях они основаны на существовании антогонизма бактерий.

_________
1 В кишечнике грудных детей имеется кишечная палочка, но в очень небольших количествах.

Есть основания думать, что обитающие в организме микробы играют немалую роль и в иммунитете. Угнетая посторонних болезнетворных микробов, они вместе с тем усиливают свои антагонистические свойства. Можно допустить, что при наличии в кишечнике достаточно активных кишечных палочек развитие там, например, дизентерийных бактерий сильно затруднено, а быть может и невозможно.

Читайте также:  У ребенка в кале кровь алая

Очень интересные наблюдения подтверждают это предположение. Изучая на протяжении всей болезни кишечные палочки из испражнений больных брюшным тифом заметили, что в наиболее тяжёлом периоде заболевания кишечная палочка не действует угнетающе на гноеродные и тифозные бактерии, полученные от того же больного. Но по мере того как течение болезни улучшалось, антагонистические свойства кишечной палочки всё усиливались. Конечно, это не случайно. Может быть в недалёком будущем медицина научится усиливать защитные свойства собственных бактерий кишечника и тем повышать сопротивляемость организма по отношению к определённым кишечным болезням.

В заключение считаю долгом выразить искреннюю признательность проф. Л. Г. Перетц за предоставление рукописей своих работ.

[1] X и л ь г е р с. Микробиология полости рта. Пер. под ред. О. И. Бронштейна. Медгйз. М.. 1933.

[2] И. Г. Л у к о м с к и й. Болезни слизистой оболочки полости рта. Медгиэ, М., 1945.

[4] С. Басина. Нормальная микрофлора желудочно-кишечного тракта человека. Микроб, и иммунобиол., т. VIII, в. 1, 94—99, 1931.

[5] И. Е. М и н к е в и ч. О типах бактерий группы coli. Профил. мед., № 8—9, стр. 16—22, 1927.

[6] И. Е. М и и к е в и ч. Учение о Bact. coli commune как санитарнопоказательном микроорганизме. Изд. Воен,- мед. акад., Л., Г936.

[7] Е. Levin. Annalea de l’lnstitut Pasteur, jull, 1899.

[8] A. A. E г о p о в а. Исследование кишечных микробов полярных животных. Предв. сообщ. Бюлл. ВИЭМ, 8—9,16, 1934.

[9] А. А Егорова. Исследование микрофлоры кишечника арктических животных. Микробиология, в. 1, 59—64, 1940.

[10] И. Е. Минкевич и Н. А. Т р о ф и м у к. О кишечных бактериях рыб с точки зрения санитарно-бактериологической оценки воды. Профил. медицина, № 2, 1928.

[11] Г. М. Са л га и ник. Из врачебных наблюдений над заживлением ран в Арктике. Клин, мед., № 1, ч. XV, стр. 118—121, 1937.

[12] А. Ф. Казанский. К микрофлоре Новой Земли. Тр. полярн. ко- мисс. АН СССР, в. 7. .79—108, 1937.

[14] Он же. Современное состояние вопроса о старческой атрофии. Там же, стр. 227— 244.

[16] П. В. Циклииская. Кишечная флора и её значение для жизни и здоровья человека. Медиц. обозр., т. 72, 621, 1909.

[17] В. А. Барыкин. Опыт сравнительного изучения кишечной флоры слона и свиньи. Харьков, мед. жури., т. XV, № 2, 113-117, 1913.

[18] А. В. Нагорный. Проблема старения и долголетия. Изд. ХГУ, Харьков, 261—272, 1940.

[19] 3. Г. Френкель. Удлинение жизни и активная старость. Изд. ГИДУВ, Л., 69—77, 1945.

[20] N i s s l е. Deutsche Меdizinische Wodhenschrift, № 39, 1916.

[21] Л. Г. Перетц и Е. М. Славская. Значение нормальной микрофлоры для организма. Кишечная палочка как фактор иммунитета. Арх. биол. наук, т. XXXIV, в. 1—3, 1934.

[22] Л. Г. Перетц, А. И. Н е в л е р, А. И. К а л и ж н и к о в а, А. Ф. Щукарева и А. А. Перетц. Антагонистическое влияние Bact, coli на туберкулёзную и дифтерийную палочки Bact. proteus и Bact. paracoli. Жури, микроб., эпяд. и имчуноб., т. XVII, в. I, 78—82, 1936.

[23] Л. Г. Перетц, Кишечная палочка как терапевтический фактор. Сов-, врач, газ., 14, 842—849, 1932.

[24] Л. Г. Перетц и Р. С. Мостов а. О лучистой сущности coli-антагонизма. Вести, рентгенол. и радиолог., т. XIV, 349, 1935.

Читайте также:
Adblock
detector